Пример для подражания: чем победа талибов грозит странам Центральной Азии

Фото Ahmad Firooz Mashoof / Anadolu Agency via Getty Images
Фото Ahmad Firooz Mashoof / Anadolu Agency via Getty Images
Если обещания талибов соответствуют их истинным намерениям, угроза соседям Афганистана после падения Кабула резко возросла. Даже если талибы не планируют внешней экспансии, их успех показывает радикалам из соседних стран, как можно прийти к власти, полагает эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов

На пресс-конференции, которую запрещенное в России движение «Талибан»* провело в Кабуле 17 августа, официальный представитель талибов Забихулла Муджахид заверил иностранных журналистов, что движение хочет хороших отношений со всеми государствами и не позволит атаковать другие страны с территории Афганистана. Кроме того, «Талибан» пообещал бороться с «Аль-Каидой»* и другими террористическими группировками и не допускать их в Афганистан. 

Весьма вероятно, что «Талибан», проделав работу над ошибками 90-х годов, действительно не ставит целью внешнюю экспансию и собирается противодействовать иным террористическим группировкам, утвердившимся в Афганистане. Но угроза соседям страны, кажется, остается весьма вероятной. 

Почти Сайгон: приведет ли падение Кабула к кризису в американской политике

Слабый «Талибан» 

Дело в том, что на протяжении всей своей истории «Талибан» впитывал в себя иностранных джихадистов, многие из которых были гражданами центральноазиатских республик. Кроме того, в Афганистане обосновались многочисленные группы боевиков из других стран, с которыми талибы то воевали, то взаимодействовали.

Нынешний головокружительный успех «Талибана» вызван прежде всего полным коллапсом афганского правительства Ашрафа Гани, а не собственно военными победами талибов. Есть большие сомнения по поводу реальных возможностей движения, чьи вооруженные формирования насчитывают не более 80 000 бойцов, взять под контроль всю территорию страны и покончить с базами неподконтрольных джихадистов. Нельзя исключать, что целые регионы могут перейти под контроль таких группировок. При этом попытки талибов ликвидировать эти группы могут привести к бегству боевиков через границу, в первую очередь в страны Центральной Азии.

В рядах самого «Талибана» есть вполне автономные отряды, в том числе и духовно близкие с «Аль-Каидой», способные ставить перед собой собственные задачи, касающиеся и переноса военных операций в соседние страны. Например, в свое время в рядах талибов действовала бригада «055», полностью состоявшая из боевиков «Аль-Каиды», совершивших немало преступлений против мирных афганцев. В состав движения «Талибан» также входит «Сеть Хаккани», находящаяся под сильным влиянием идеологии «Аль-Каиды» и перенявшая от нее многие радикальные установки и террористические методы ведения войны, например, использование смертников для атак на гражданские объекты.

«Талибан» 2.0: почему модернизация Афганистана провалилась

Республика боевиков

Однако наибольшие опасения вызывает ситуация в афганском Бадахшане — регионе на северо-востоке Афганистана, который не контролировали полностью ни прежние власти, ни талибы, и где нашли убежище немало радикально настроенных выходцев из Центральной Азии, готовых вернуться домой и попытаться повторить успех «Талибана».

Так, в Бадахшане по-прежнему действуют осколки террористического «Исламского движения Узбекистана»* — той его части, которая отказалась входить в состав местного филиала «Исламского государства»* под названием «Вилаят Хорасан»*. Последняя понесла серьезные потери в боях с талибами, но все еще может представлять угрозу как для Афганистана, так и для соседних государств. В регионе действуют таджикская радикальная группировка «Джамаат Ансаруллах»*, уже отметившаяся терактами на территории Таджикистана. По некоторым данным, «Ансаруллах» тесно взаимодействует с талибами, вплоть до того, что с их санкции охраняет часть афгано-таджикской границы. Сам «Талибан», впрочем, опровергает эти обвинения.

В Афганистане, в том числе и в Бадахшане, по-прежнему активны боевики террористического уйгурского «Исламского движения Восточного Туркестана», известного также как «Исламская партия Туркестана»*. Хотя их заявленная цель — борьба за отделение от Китая территорий, населенных уйгурами и казахами, в действительности эта группировка давно уже стала своеобразной террористической частной военной компанией, которая примыкает к различным альянсам, действующим очень далеко от китайских границ, например в Сирии. Поэтому есть вероятность, что «Исламская партия Туркестана» может распространить свою активность на территорию соседнего Таджикистана.

Северо-восток Афганистана может стать местом притяжения джихадистских группировок, находящихся в Сирии. Это касается как действующей в сирийской провинции Идлиб уйгурской «Исламской туркестанской бригады», так и различных узбекских, таджикских и киргизских джамаатов. С начала 2021 года контролирующий большую часть Идлиба «Хайят Тахрир аш-Шам»* начал оказывать давление на иностранных джихадистов, с тем чтобы они прекратили свою самостоятельную деятельность и покинули Сирию. По мнению турецких экспертов, территория Афганистана может стать убежищем и кавказских джихадистов, например, чеченской группировки «Джунуд аш-Шам»*.

Успех талибов создает и еще одну угрозу для государств Центральной Азии. Если раньше присоединение к какой-либо радикальной группировке означало переход в ваххабизм и разрыв с местной исламской традицией, то теперь могут возникнуть радикальные группировки с опорой на местные традиционные исламские школы — по примеру талибов, которые принадлежат к ханафитской исламской школе права, традиционной для Афганистана. Таким группам будет намного проще вербовать себе сторонников среди местных жителей. Они не будут ставить перед собой глобальных задач, но начнут бороться за свержение светского режима в своей стране.

«Если придется, будем драться»: что ждет афганских женщин при талибах

Российский фактор

Вероятно, подобные угрозы осознают в Москве. Однако, скорее всего, реакция России будет в большей степени реактивной, нежели превентивной. Судя по заявлениям дипломатов, российская сторона ждет от самих талибов шагов по наведению порядка в стране и рассчитывает на то, что подобные меры будут более эффективными, чем у их предшественников. Поставка 17 модернизированных БМП-2 для российского контингента в Таджикистане сейчас преподносится как его усиление (возможно, чтобы успокоить общественное мнение), хотя фактически носит плановый характер, так как партии подобных машин начали поступать еще в прошлом году взамен устаревших. Возможно развертывание дополнительных боевых самолетов на военной базе ОДКБ в Канте (Киргизия) для поддержки 201 военной базы в Таджикистане. Впрочем, российская группировка и так может считаться вполне достаточной для предотвращения прорыва границы со стороны Афганистана. Сейчас для Москвы важнее усилить взаимодействие с Вооруженными силами Таджикистана и Узбекистана. Можно ожидать и более активной работы российских спецслужб по предотвращению появления в регионе новых радикальных движений или радикализации мигрантов, уезжающих в Россию на заработки.

террористическая организация, запрещенная в России

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Дополнительные материалы

Что происходит в захваченном талибами Афганистане. Фоторепортаж