Манящая даль: экспортный потенциал Латинской Америки

Несмотря на сложную логистику, страны Латинской Америки для столичных экспортеров — привлекательный рынок. Что нужно для успешного сотрудничества? Потенциал каких стран раскрыт не полностью? Как пандемия отразилась на товарообороте? Эти вопросы обсуждали участники международного телемоста «Москва — Латинская Америка», организованного Центром поддержки экспорта «Моспром».

В середине сентября «Моспром» провел телемост «Москва — Латинская Америка», на котором эксперты и бизнесмены обсудили перспективы экспорта инфокоммуникационных технологий, продукции для энергетической отрасли и продукции агропромышленного комплекса столицы в регион. 

«Страны Латинской Америки мы выделяем как одно из приоритетных направлений для развития несырьевого неэнергетического экспорта Москвы. Пандемия повлияла на некоторые торговые связи, цепочки поставки товаров, однако уже в этом году отмечается восстановление торговых отношений», — говорит Владимир Ефимов, заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений. 

Несмотря на серьезную удаленность регионов друг от друга и осложнившуюся в связи с пандемией логистику, в первом полугодии столичный несырьевой неэнергетический экспорт в Латинскую Америку вырос в четыре раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил $212,58 млн. Так, столица увеличила поставки пластмасс и изделий из них, расфасованных лекарств, диагностических реагентов и моющих средств.

«Москва входит в топ-10 регионов России, экспортирующих несырьевую неэнергетическую продукцию в Латинскую Америку, и занимает пятое место по объему экспорта», — отмечает Александр Прохоров, руководитель Департамента инвестиционной и промышленной политики города Москвы. Всего продажи были осуществлены в 19 стран региона, а главными странами-покупателями стали Аргентина, Мексика, Бразилия, Никарагуа, Куба и Перу. При этом основной объем московского экспорта в латиноамериканский регион приходится именно на промышленную продукцию.

Какие возможности открывает рынок Латинской Америки для столичных производителей, разбираем вместе с участниками телемоста. 

Нераскрытый потенциал

Население Латинской Америки относится к России очень тепло. Здесь высоко ценят российские технологии. Потенциал России на латиноамериканском рынке значительно больше ее реального присутствия, констатировали практически все выступающие.

«В Чили работают 60 представительств крупных транснациональных компаний, но российских у нас пока еще немного», — отметил сельхозатташе посольства Чили в РФ, представитель агентства ProChile в России Пабло Гусман, приглашая инвесторов из России активнее вкладывать в чилийскую экономику. Он также добавил, что его страна особенно заинтересована в российском оборудовании.

Невысокие цифры статистики говорят не только о проблемах, но и о больших возможностях и потенциале, от этого и отталкивались участники телемоста с беспрецедентно большим представительством стран-участников.

По данным «Моспрома», за шесть месяцев 2021 года товарооборот между Москвой и странами Латинской Америки вырос на 54,4% относительно аналогичного периода 2020-го.

На шаг впереди

Цифровизация всех отраслей экономики и повседневной жизни — глобальный тренд. Если Москва во внедрении цифровых технологий и сервисов опережает многие мегаполисы мира, то Латинская Америка пока, напротив, отстает. Директор Института Латинской Америки ИЛА РАН Дмитрий Разумовский уверен, что это создает правильный момент для входа столичных компаний на латиноамериканский рынок. 

Высокий экспортный потенциал у столичных производителей оборудования для внедрения цифровых решений в энергетике, горнодобывающей отрасли, агробизнесе и других отраслях.

«В странах Латинской Америки усилилось стремление к технологической независимости и самодостаточности, а мы как раз располагаем технологиями. Предлагайте совместную разработку, создавайте мощности по подготовке специалистов в стране, и вы сможете стать приоритетным партнером для любой латиноамериканской страны», — посоветовал московским экспортерам Дмитрий Разумовский. 

Его слова подтверждает и опыт московской компании «РЭСТО», специализирующейся на производстве осветительного оборудования, чьи поставки в разные страны региона растут. По словам Семена Бурукина, основателя «РЭСТО», российского разработчика осветительного оборудования и систем управления, для успешного сотрудничества важно понимать, что сегодня латиноамериканцам интересны рабочие места, глубокая локализация, технологии и собственное производство.

«Мы готовы входить на латиноамериканский рынок со своими технологиями и предлагать финансирование за счет российских банков, которого на начальном этапе как раз и не хватает, — говорит Семен Бурукин. — Никому больше не интересны просто светильники, важно, что мы передаем технологии, интеллектуальную составляющую. Инсталлирование такой системы управления освещением дает клиенту дополнительный выигрыш в экономии электроэнергии, который сразу поднимает его на новый конкурентный уровень». 

При этом, передавая технологии, «РЭСТО» не привязывает заказчиков исключительно к своей продукции. Купив у компании систему освещения, заказчик — скажем, городская администрация — может самостоятельно реализовывать концепцию «умного города», добавляя к ней другие сервисы Smart City (сбора данных со счетчиков воды, газа, электроэнергии, системы «умного городского транспорта» и др.). В этом, по мнению Семена Бурукина, состоит серьезное конкурентное преимущество «РЭСТО» на латиноамериканском рынке перед другими иностранными производителями, которые либо требуют ежегодную оплату для подтверждения лицензии, либо плату за трафик между точками системы передачи данных и т. д. «Все зависит только от умения брать риски на себя и рассчитывать на ту маржинальность, которая реальна в сегодняшних условиях, чтобы конкурировать с иностранными компаниями, в частности с Китаем», — объясняет основатель «РЭСТО». 

Барьер незнания

Маргарита Щеглова, руководитель маркетингового направления компании EnSol, которая производит литийионные аккумуляторы для складской, клининговой и промышленной техники, отмечает, что при выходе на рынок Латинской Америки компания столкнулась с проблемами, хотя к тому моменту уже активно экспортировала продукцию в Европу и США. 

Среди основных сложностей наряду с чрезмерной удаленностью (доставка литийионных аккумуляторов из порта в порт длится около 75 дней) и затрудняющей коммуникацию разницей часовых поясов Щеглова выделяет и языковой барьер: переводчики со знанием сложной инженерной терминологии в дефиците. 

Недостаточно производителям на входе и информации о ввозных пошлинах и правилах или о дополнительных налогах. По словам Маргариты Щегловой, о многих из них компания узнавала уже во время реализации контракта.

Похожие впечатления от совместного бизнеса и у латиноамериканской стороны. По словам Хулио Кастильо Ойолы, представителя Перуанской промышленной палаты по развитию торговых и промышленных отношений с Россией, потенциал коммерческого обмена между странами не раскрывается полностью, потому что «мы мало знаем о рынке друг друга, не знаем, как правильно управлять рисками».

Как раз этот барьер обеим сторонам и помогает преодолеть Центр «Моспром». Телемост стал уже вторым за год мероприятием, посвященным Латинской Америке: весной в режиме онлайн «Моспром» организовывал для столичных компаний бизнес-миссию в четыре страны региона (всего за 2021 год уже проведено 10 бизнес-миссий для 70 московских производственных компаний и организовано участие 17 экспортеров в пяти международных выставках).

По мнению экспертов центра, ассортимент экспортируемых из столицы товаров можно значительно увеличить. Например, включаясь в реализацию инфраструктурных проектов, реализуемых в странах Латинской Америки. В одной только Мексике реализуется 39 инфраструктурных проектов на общую сумму почти $14 млрд. Речь идет о строительстве таких масштабных объектов, как автомагистрали, порты, железные дороги, об энергетических проектах, проектах по водоснабжению, по утилизации и перемещению отходов. Это открывает большие возможности перед московскими производителями техники и оборудования, необходимого для реализации подобных проектов. Кстати, с начала этого года товарооборот между Мексикой и Москвой вырос до $360 млн, и это не предел.